Укажите город, в котором
Вы собираетесь оформлять подписку
Обработка...
Написать администратору сайта
Почтальон.рус
Издания

Warning: usort() expects parameter 2 to be a valid callback, function 'cmp' not found or invalid function name in /home/a0154213/domains/xn--80awgbccw3byc.xn--p1acf/public_html/tpl/path_header_2.tpl.php on line 999
Вход
Регистрация
Свернуть
Войдите по e-mail
Войти через социальные сети
или
Забыли пароль?
Наверх
Это жизнь / Дневник его матери

Дневник его матери

Статья опубликована в газете Житейские страсти (Подписной индекс П5837).
Это жизнь Опубликовано: 26.05.2019 482
Весной 1995 года умер мой свекор Борис Петрович. Он долго и мучительно болел онкологией, лежал в хосписе. Выждав положенные 40 дней, мы с мужем Кириллом отправилась на дачу, которая располагалась в живописном писательском поселке. Решили начать делать там ремонт. С того все и началось...
Подписной индекс
П5837
Появилась эта дача в семье давно благодаря дедушке Кирилла, который был известным журналистом, очень уважаемым в верхах. Мы часто сюда приезжали с покойным свекром и его супругой Варварой Михайловной, мачехой моего мужа. Родная мама Кирилла, Анна Дмитриевна, погибла в результате несчастного случая. Спустя пару лет после этого печального события свекор женился вновь на девушке Варваре, которая и заменила трехлетнему Кириллу мать. Отношения у них сложились очень теплые, близкие и доверительные. Он ее всегда звал «мама Варя» и был ей очень благодарен.
Супруг мой родился с пороком сердца и перенес в детстве несколько операций. Мама Варя всегда была рядом. Она ухаживала за пасынком и в больнице, и дома. Своих детей у нее не было, поэтому всю нерастраченную любовь она отдавала Кириллу, а затем и нашим с ним детям, которые ее так же искренне любили и звали «бабулечкой».
С дедушкой у внуков отношения сложились более прохладные. Борис Петрович, в отличие от супруги, был скуп на эмоции. Всегда сосредоточен и задумчив. А после того, как у Варвары Михайловны развилось старческое слабоумие, свекор совсем замкнулся. Свекровь стала чудить: зажигала спички и бросала их на пол, скидывала с балкона квартиры бутылки с водой, включала газ. Ситуация принимала серьезный оборот. Варвара Михайловна становилась социально опасной. Стало понятно, что без помощи специалистов не обойтись.
Мы нашли подходящий платный пансионат, в котором ей обеспечили достойный уход. Вероятно, разлука с женой подорвала здоровье Бориса Петровича, и у него через некоторое время диагностировали четвертую стадию рака. Вот так наши семейные посиделки на дачной веранде остались далеко в прошлом.
Тайна ее комнаты
Дом уже не первый год требовал починки, но покойный свекор не везде разрешал ремонтные работы. Особое табу было наложено на комнату его покойной первой супруги. Все в этой комнате вот уже почти 40 лет оставалось неизменным. Так, как было при жизни Анны Дмитриевны. Нам разрешалось только стирать занавески, мыть полы и протирать пыль. Даже спать в этой комнате строго запрещалось. «Это святая святых дома. Тут дух Анечки», — говорил Борис Петрович.
Теперь же нам с супругом ничто не мешало сделать, наконец, капитальный ремонт дачи. Начать его решили именно с комнаты покойной. С утра приехала бригада, и мы обозначили фронт работ. Всю старую мебель было решено выкинуть. Всю, кроме старенького секретера. Он всегда выделялся на фоне остальной советской мебели и очень мне нравился. Видно было, что вещица антикварная. Мы погрузили секретер в машину, и наутро я отвезла его в реставрационную мастерскую. Недели через три мне позвонили и сказали, что все готово. Кирилл был в командировке, поэтому я сама поехала за секретером по пути на дачу.
В реставрационной мастерской мне вручили мой антиквариат и в придачу к нему старую тетрадь.
— А это что? — удивилась я.
— Не знаю, — безразлично ответил мастер, — нашли в потайном отделении. Для заграничной мебели ХIХ века обычное дело.
Я в изумлении сунула тетрадь в сумку, расплатилась и поехала на дачу. Закрутившись на месте с прорабом, о тетради вспомнила лишь поздним вечером. Налила себе чашку чая, устроилась поудобнее у камина и открыла рукопись.
В левом верхнем углу красивым аккуратным почерком было выведено «12 сентября 1955 г.». Я бегло взглянула на пожелтевшие страницы.
«Сегодня мы с Кирюшей много гуляли. Погода стоит изумительная. Ходили в лес и собирали опавшие листья. Все больше замечаю, как сын похож на меня». «Батюшки, да это же дневник!» — догадалась я. И судя по всему, принадлежит он Анне Дмитриевне. Как же обрадуется Кирилл этой находке! Ведь от мамы у него ничего не осталось, кроме нескольких фотографий. Он был совсем маленький, когда она умерла, и почти ничего о ней не помнит.
Я продолжила читать: «15 сентября 1955 г. Я все больше подозреваю Бориса в измене. У него появилась другая, я это чувствую. Его холодность и отчужденность ко мне растет с каждый днем. Больно признавать, что отец был прав — Борис меня никогда не любил! Ему, сельскому парню, нужны были только мои деньги, мой статус, мой дом и квартира. Неужели я так ошиблась в человеке? Говорят, что любовь глаза застит. Что же теперь делать? Неужели развод? Если бы только родители были живы…»
«17 сентября 1955 г. Развод неизбежен! Правда вскрылась! Я уехала с Кирюшей ко врачу, нам вскоре должны назначить вторую операцию. Хотела остаться в городской квартире, но неожиданно приняла решение вернуться. В постели с Борисом была домработница! И как я сразу не догадалась! Какая пошлость.
Эта наглая девка лежала на моих простынях и улыбалась! Казалось, ей совсем не стыдно, и вся эта ситуация даже доставляет удовольствие. И зачем я только пожалела ее, сироту деревенскую, когда она постучала в мой дом просить работу. Как это все низко! Боже, какая грязь. Я уволила Варьку, а Борису сказала, что бы он до выходных подыскал себе другое жилье. Муж умолял пока повременить и никому не говорить о нашем разрыве. Я согласилась не выносить сор из избы. Не хочется шумихи и сплетен. Хотя, какое это имеет значение? Между нами все кончено»
Не может быть. Неужели та самая Варька — это и есть Варвара Михайловна? Но я никогда не слышала о том, что она была с прислугах. Хотя Кирилл был маленький, он такого не помнит, конечно. В дневнике оставалась всего одна запись. Она датировалась 19 сентября 1955 г. Это ровно за день до смерти Анны.
«Борис просил прощения, но я теперь точно знаю, что он просто испугался потерять то, чем так дорожит: мое имущество и связи. Он клялся мне, что с Варварой у него все кончено, но я точно знаю, что он врет. Сегодня ночью она приходила к нему. Я не спала и видела в окно, как он вышел к ней за забор.
Интересно, о чем они так долго разговаривали? Мне вдруг представилось, что они сейчас придут и убьют меня. А я даже не смогу кричать о помощи, потому что нельзя пугать Кирюшу, у него такое слабое сердце! Мне стало страшно. Я поняла, что боюсь этих двоих. Надо было остаться в квартире, но тут воздух такой полезный для сына. Скорее бы наступило завтра! Борис съедет, и все будет кончено».
Лучше горькая правда?
На этом записи в дневнике заканчиваются. Последняя строка оказалась пророческой. На следующий день действительно все было кончено. Анна Дмитриевна трагически погибла в результате несчастного случая: она оступилась, упала с лестницы и при падении ударилась виском. Смерть оказалась мгновенной.
Дело не возбудили за отсутствием состава преступления. Неужели это роковое падение на самом деле было спланированным убийством? Мотив у двух алчных любовников имелся: деньги и имущество. Ведь в случае развода Борис оказался бы на улице, без гроша за душой. Куда ему было тогда идти? В нищий дом к Варваре? Это после всей той сытой жизни, к которой он успел привыкнуть!
Я только сейчас задумалась, что Варвара Михайловна никогда не работала. Она всю жизнь была домохозяйкой, занималась домом и воспитанием сына. Так же я начала догадываться, почему в комнату Анны никого не впускали. Скорее всего эти двое подозревали (а может быть, и знали наверняка!) о наличии дневника. Однако отыскать его так и не сумели.
От вскрывшейся правды у меня стало очень неприятно на душе. Выходит, что любовь Бориса Петровича к первой супруге была фарсом. А Варвара Михайловна вовсе не добросердечная мачеха, а коварная разлучница и, возможно, даже убийца!
Мой супруг пошел характером в мать: такой же легкоранимый человек с тонкой душевной организацией. Что с ним будет, когда узнает правду? Когда поймет, что весь тот мир, в котором он жил, на самом деле построен на лжи и предательстве? Его сердце этого не вынесет! Кирилл жил в любви и заботе, у него было счастливое детство, он сам мне об этом не раз говорил.
Как же мне поступить? Эти мысли терзали душу. Господи, ну почему я не выкинула этот проклятый секретер?! Спустя полчаса дверь отворилась, и на пороге появился Кирилл: «Не ждала? А я с поезда сразу к тебе решил махнуть! Так соскучился! Ну, как дела?» Муж подошел и сел рядышком. «Все хорошо, любимый. Вот, немного задремала у камина», — соврала я. Мы обнялись и еще долго смотрели на тлеющее пламя, в котором догорали остатки дневника его матери.
Юлия Каменева
Дорогие друзья, это статья из газеты Житейские страсти (Подписной индекс П5837). Нажмите почитать.
Понравилась статья? Поделитесь
Узнать первым о новых статьях, в разделе Это жизнь
КОММЕНТИРОВАТЬ
Другие статьи
Спаситель Саша
Случай, о котором я хочу рассказать, произошел со мной более тридцати лет назад в городе Москве. Была весна, ранняя и холодная. Выпили мы тогда пива с коллегами, и я, повесив свой «Зенит» на шею, пошел гулять по Арбату. Времена тогда были очень интересные, и можно было сфотографировать крайне колоритных персонажей.
Стильный жилет для вашего образа
Жилет уже давно и бесповоротно обосновался в женском шкафу. Этот универсальный предмет одежды может быть не только базовой вещью, но и стать ярким акцентом. Если вы свяжете его из тонких хлопчатобумажных ниточек, он отлично впишется в создание летнего образа, а связанный из шерсти или полушерсти, прекрасно согреет в холода. Кстати, правильно подобранный жилет поможет в случае необходимости скрыть некоторые недостатки фигуры и вытянуть силуэт. Несомненно, жилеты должны быть у каждой модницы, тем более что вязание предлагаемой модели займет у вас немного времени.
Вернуться назад
Наверх