Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /home/a0154213/domains/xn--80awgbccw3byc.xn--p1acf/public_html/index.php on line 133
Как доктор прописал
Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /home/a0154213/domains/xn--80awgbccw3byc.xn--p1acf/public_html/tpl/page_open_articles_2.tpl.php on line 60
Укажите город, в котором
Вы собираетесь оформлять подписку
Обработка...
Написать администратору сайта
Почтальон.рус
Издания

Warning: usort() expects parameter 1 to be array, null given in /home/a0154213/domains/xn--80awgbccw3byc.xn--p1acf/public_html/tpl/path_header_2.tpl.php on line 999

Warning: array_chunk() expects parameter 1 to be array, null given in /home/a0154213/domains/xn--80awgbccw3byc.xn--p1acf/public_html/tpl/path_header_2.tpl.php on line 1001

Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /home/a0154213/domains/xn--80awgbccw3byc.xn--p1acf/public_html/tpl/path_header_2.tpl.php on line 1003

Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /home/a0154213/domains/xn--80awgbccw3byc.xn--p1acf/public_html/tpl/path_header_2.tpl.php on line 1009
Вход
Регистрация
Свернуть
Войдите по e-mail
Войти через социальные сети
или
Забыли пароль?
Наверх
Отдохни / Как доктор прописал

Как доктор прописал

Отдохни Опубликовано: 08.08.2017 720 7
Много лет назад, будучи совсем юной, начинала я свою карьеру в небольшой сельской больнице. Трудился у нас тогда один-единственный доктор, Геннадий Геннадьевич, которого все мы дружно прозвали Ген Генычем, за глаза, разумеется.
Худощавый, среднего росточка, в ослепительно белом халате и в неизменных очках, прошедший войну и зачастую оперировавший на линии фронта, наш доктор был на редкость добрым и светлым человеком. Родом он был откуда-то из-под Минска, заведовал там гинекологическим отделением, на фронт же пошел простым хирургом.
Жена Геннадия Геннадьевича, тоже врач, прошедшая с ним рука об руку всю войну, умерла от ранений уже в мирное время. Доктор очень любил деток. Но, к несчастью, их у него не было. Всю свою жизнь, до капли, Геннадий Геннадьевич посвятил больным.
Был он опытным и компетентным врачом, мастером, что называется, на все руки. Больных буквально с того света вытаскивал, настоящий ангел медицины.

Самых тяжелых больных и рожениц тогда отправляли в район, однако, безошибочно чувствуя, что пациент не доживет до районной больницы, доктор брал на себя всю ответственность. Операции делал виртуозно, и смертности у него практически не было.

Однажды ночью поступила к нам женщина лет тридцати из глухой деревеньки. Привез ее на лошади муж. Все мы эту даму хорошо знали, так как она рожала у нас несколько лет подряд и одних только девочек. Одета была она всегда как-то чудно: длинная широченная юбка и темная кофта. Кстати, роженица была отнюдь не Дюймовочкой — вес килограмм эдак 150, размер ноги 45 и, само собой, соответствующей мощной комплекции.

— Доктор, я должна родить сына! — заявляет она Геннадию Геннадьевичу.
— Ну уж этого, дорогуша, я вам пообещать не могу, — отвечает доктор.
— То есть как это не можешь? Ты же медицина! Обязан помочь! У меня уже четыре женщины в доме! Слышишь: четыре! Куда мне их? Солить, что ли! — возмущенно заорал ее муж Макар, мужчина исполинской комплекции, размахивая мощными кулачищами перед лицом врача.

— Ну, батенька, сами виноваты. Кого сделали, те и получились! Бракодел вы! — пошутил было доктор и тут же пожалел об этом.
— Слушай ты, Айболит, девку родит, пожалеешь, что сам на свет родился, понял?! — еще пуще разбушевался Макар.
Ген Геныч наш — мужик с юмором, тоже не растерялся.
— Не волнуйтесь, я сделаю все, что смогу! — глядя своим самым серьезным взглядом в глаза многострадального папаши, ответил он.

Тем же вечером у Ксении отошли воды, и хотя родовая деятельность была слабой, доктор решил обойтись без кесарева сечения. Наконец, спустя час трудов праведных, Ксения благополучно разрешилась хорошенькой, крупненькой девочкой! Признаюсь, мы — весь персонал — впали в некоторое замешательство из-за пола младенца.

— Пусть только попробует дохтура нашего пальцем тронуть! Зашибу насмерть! — угрожающе трясла мощными кулачищами нянечка тетя Паша.
— Лучше всего участкового вызвать!
Он-то наверняка разберется! — зардевшись как маков цвет, выпалила влюбленная в местного милиционера незамужняя операционная сестра Наташа.
И только Ген Геныч наш был как всегда спокоен.
— Наверняка что-то задумал... Ой, девочки, боюсь я... — прячась за широченную спину тети Паши, тоскливо заскулила Наталья.

Дни, пока Ксения с девочкой находились у нас больнице, казались вечностью. Неизвестно почему, но Макар не навещал жену. Он явился прямо к выписке ее из больницы. Спокойный и корректный Ген Геныч вежливо пригласил его в свой кабинет. Мы, в страхе столпившиеся в коридорчике, старательно грели уши у двери, дабы прийти на помощь доктору, если недовольный папаша попытается свершить обещанный самосуд…
Сначала слышались крики несчастного отца, а потом все стихло.
— А может, дохтур-то того... не живой уже... — заплакала тетя Паша.
— Да замолчите же вы! Накаркаете еще... Говорю же вам, участковый нужен... — прижав ладони к пылающим щекам, осадила Наташа.

Однако спустя какое-то время, когда мы уже собрались брать кабинет главного врача приступом, дверь распахнулась и оба мужчины вышли.
Геннадий Геннадьевич выглядел как обычно доброжелательным и спокойным, вот только белый халат его стал влажным от пота. Отец семейства, напротив, казался несколько расстроенным. Глаза его из-под кустистых «брежневских» бровей глядели виновато и даже как-то обескураженно.
— Ну, значит, договорились, дохтур. Последний раз я тебе поверю! Ну а если надсмеялся надо мной — смотри! Не погляжу, что ты дюже грамотный да в очках... — угрюмо бормотал Макар.
— Все будет хорошо, батенька! Надейтесь на лучшее! Удачи вам! —незаметно подмигивая нам, приободрил его Ген Геныч.

Вскоре вышла Ксения с малышкой, семейство уселось в телегу и благополучно укатило восвояси. Чего только мы не делали, чтобы добиться от доктора, каким образом он
усмирил того хулигана! Но, хитровато улыбаясь одними глазами, Ген Геныч секрета своего так и не раскрыл.
Прошел год, и за трудовыми буднями стали мы забывать уже эту историю. Но... Однажды ночью к нам поступила рожать та самая Ксения! Как обычно, доставил роженицу на лошади ее собственный благоверный супруг. На этот раз он не угрожал доктору и не сучил перед ним своими громадными кулачищами.

— Все в точности сделал, как ты мне прошлый раз велел. Ну, смотри, ежели опять девка... — Макар лишь махнул рукой и уехал.
Роды у Ксении были тяжелыми. К нашей всеобщей радости и удивлению, родила она сразу двух деток, причем мальчиков! И оба с хорошим весом: по три кг! Макар появился вновь перед самой выпиской жены, и отцовская радость не знала предела!
Мы даже боялись, что он задушит в своих медвежьих объятьях нашего худенького доктора.
Забрав жену и детей, отец семейства уехал, но вскоре явился вновь. Привез он для Ген Геныча деревенские гостинцы: добрую половину свиньи, топленое масло, молоко, яйца, носки из овечьей шерсти и огромную бутыль самогона! Доктор долго отказывался от подарков, но Макар решительно настоял на своем.

— Ведь ты спас меня, дохтур! Спасибо тебе и земной поклон! — без конца повторял счастливый отец. Он долго благодарил всех нас, а одного из сыновей назвал Геннадием в честь нашего замечательного доктора и уговорил-таки его стать крестным отцом маленького Геночки!
Когда же Макар наконец уехал, доктор распорядился все подарки отнести на больничную кухню, самогон отдал старшей медсестре на случай дефицита спирта, а носки оставил себе на память.
Спустя некоторое время Макар приехал, чтобы окрестить своих малышей и заехал за доктором в больницу. Ген Геныч наш смущен был до крайности. В общем, мы почти всем коллективом отправились в храм, который находился в двух минутах ходьбы от больницы. Геннадий Геннадьевич был очень взволнован и даже прослезился, когда принял из рук батюшки своего крестника. Крестным второго малыша, Ивана, стал родной брат счастливого папаши.

Спустя какое-то время случайно встретила я Макара. Спросила про Ксению, про деток и, как бы невзначай, поинтересовалась, что же такого ему посоветовал наш доктор совершить, чтобы жена родила сына. Тот долго и смущенно мялся, краснея как вареный рак, не хотел говорить, но я просто как репей прилипла. В итоге Макар сдался и, постоянно заикаясь от волнения, рассказал мне вот что:

— Ну... В общем, спросил он... Ну, про это... Ну, когда мы с женкой, днем или ночью. Я честно сказал, что только ночью у нас оно и выходит. В смысле, днем неможно... теща у нас как ступа по целому дню толчется. Так что мы с Ксюхой днем... ну никак неможно…
Неудобно же ведь при старухе... Такое уж это дело... хм... потайное... Ну, короче...
Сказал он, что если детей делаешь ночью — рожаются одни девки. В общем, нашел он нашу семейную, так сказать, ошибку, ну и... Ну и днем велел опробовать... ну, чтоб сына родить... А теще, говорит, скажи, мол, пусть до дома своего идет... Нечего ей, мол, мешать вам. Ну я все так и сделал, тещу наладил куда подальше, ну и... Как видишь, мужиков сделал — двоих сразу отгрохал! Спасибо дохтуру, век не забыть мне его науки!

— А что же жена ваша, как она? Скоро рожать-то к нам еще привезете? — с улыбкой спросила я.
Макар долго и задумчиво чесал макушку.
— Да не знаю. Думаю я, что хватит уже ей. Два парня да четыре девки — куда нам еще-то? Хотя… Хотя хотел бы я еще пару сыновей родить, ну чтобы поровну было.
Однако рожать Ксения к нам больше не поступала. Вскоре я вышла замуж и, по настоянию мужа,
уехала с ним вместе покорять Москву. Скучая по родной больнице, я довольно долго переписывалась со своими бывшими сослуживцами. Они рассказывали, что сыновья Макара и Ксении были частыми и желанными гостями в доме нашего доктора. Что одинокий старик очень любил их, и мальчишки платили ему тем же.

К сожалению, я не знаю, что сталось дальше с героями этой столь давней истории. Контакты все потеряны. Даже больницы той больше не существует — закрыли ее чиновники за ненадобностью. И все же я надеюсь, что мальчики не оставили Геннадия Геннадьевича одного. Потому как нет на свете ничего обиднее, больнее и страшнее, чем забытая всеми, одинокая человеческая старость.
Ирина Кашаева
Понравилась статья? Поделитесь
7
Узнать первым о новых статьях, в разделе Отдохни
КОММЕНТИРОВАТЬ
Галина Орехова    15.09.2017

Вот папаши, подавай им сынаwink. А у нас вот три дочери и две внучки. И наш папа и дед в этом бабьем батальоне главный. 

Другие статьи
Веники-помелики
Ура, мы с мужем переезжаем в новую квартиру! Конечно, не хоромы боярские по размеру, зато — свое! Но не успели мы подъехать к подъезду, как увидели Жанну...
Заливное «Праздничный Прованс»
Заливное – это не просто еда, а еще и праздничное блюдо, которое можно с радостью подать к столу. Получается многослойное произведение кулинарного искусства!
Вернуться назад
Наверх