Укажите город, в котором
Вы собираетесь оформлять подписку
Обработка...
Написать администратору сайта
Почтальон.рус
Издания

Warning: usort() expects parameter 2 to be a valid callback, function 'cmp' not found or invalid function name in /home/a0154213/domains/xn--80awgbccw3byc.xn--p1acf/public_html/tpl/path_header_2.tpl.php on line 999
Вход
Регистрация
Свернуть
Войдите по e-mail
Войти через социальные сети
или
Забыли пароль?
Наверх
О личном / Не было бы счастья…

Не было бы счастья…

Статья опубликована в газете Осенний возраст (Подписной индекс П7031).
О личном Опубликовано: 07.11.2019 5
В судьбе каждого человека случаются взлеты и падения, боль утрат и вновь обретенное счастье. У кого-то — больше, у кого-то — меньше. Просто всегда надо верить в то, что все будет ХОРОШО!
Подписной индекс
П7031
Тяжелое лето
Когда не стало мужа в семье Татьяны Ивановой, ей было всего тридцать шесть лет. Несчастный случай унес жизнь Александра — отца троих детей: старшей Анне было шестнадцать лет, сыну Андрею — тринадцать, а младшенькой Оленьке — всего пять.
Теперь и дети, и хозяйство, и множество самых разных житейских проблем стали предметом ее забот. Татьяна Михайловна работала учителем начальных классов сельской школы, детей она любила, в коллективе к ней относились с уважением. А после гибели мужа окружили вниманием и заботой: понимали, как тяжело сейчас молодой вдове.
Старшие дети Татьяны были с детства приучены к труду, в деревне без этого нельзя. У каждого свои обязанности по дому, только теперь этих обязанностей стало больше. Сын и дочь как-то сразу повзрослели, во всем помогали матери. Лишних вопросов старались не задавать: боялись причинить ей боль. И только маленькая Оленька никак не могла понять: «Где же папа? Почему он не едет домой?» Очень они были привязаны друг к другу.
Нелегко было Татьяне — мужских дел много, которых раньше она и не знала. Сын старался заменить отца, но у него не все получалось: молод еще.
Тяжелым было лето после смерти Саши, и если бы не помощь Таниного брата, неизвестно, сумели ли бы заготовить сена на зиму, а то и корову пришлось бы продать. В деревне корова всегда была кормилицей, расставаться с ней Татьяне не хотелось.
В селе Татьяну Михайловну уважали, с молодых лет она учила сельских ребятишек, каждому помогала. Случилось у нее горе, и все отозвались, все поддержали.
Встретился Татьяне у колодца сосед — Виталий Николаевич Лавренев, у которого почти год назад от тяжелой болезни умерла жена. Он был несколько старше Татьяны. Оставшись с тремя детьми, хлебнул немало горя. Понимал, как тяжело сейчас ей одной.
— Как ты, Татьяна Михайловна? — спросил он, заглянув ей в глаза.
В них он увидел столько боли, что все стало понятно...
— Лучше не спрашивай, Виталий Николаевич, — ответила женщина. —Тяжело.
Глотая слезы, подхватила она ведра и направилась к дому.
— Давай помогу, — отозвался Виталий и хотел перехватить ее ношу.
— Самой надо теперь привыкать, — на ходу обронила она. — Надеяться мне не на кого.
Шли дни, а Виталий никак не мог забыть глаз своей соседки — тронули они его, и ответ тоже тронул. С тех пор он старался встретить Татьяну в магазине, у колодца, на дороге — где угодно, лишь бы увидеть. А когда не случалась их встреча, тосковал.
Не выдержал однажды и явился к ней в класс. Занятия уже закончились, детей она распустила по домам и проверяла тетради. Младшая дочка Виталия Ира училась у Татьяны Михайловны, поэтому его визит в школу не удивил ее. Разговаривали они в этот раз не только о школе и детях, но и о жизни.
Сватовство
После этого разговора Виталий понял, что Татьяна ему небезразлична, решил испытать судьбу и посвататься. Сильно переживал: ведь она учительница с образованием, а он — простой плотник. Разве пойдет она за него? Долго собирался и наконец решился. Постучал в дверь, она открыла, впустила в дом, предложила присесть. Тепло у нее, уютно и тихо. Старшие дети занимались уроками, а Оленька уже спала.
— Что случилось, Виталий Николаевич? — спросила она. — Вижу, что неспроста ты ко мне пришел.
А он застеснялся, не знал, как начать разговор. Дома готовился, подбирал слова, а сейчас все забыл. Тяжело вздохнув, начал без предисловий, сказав о том, что общее горе у них, дети у обоих. Так, может, сойтись им вместе да новую жизнь начать?
Татьяна не ожидала такого разговора, смутилась, даже покраснела, но выслушала до конца. Это прибавило Виталию смелости.
— Подумай, Татьяна Михайловна! А если решишь свою судьбу с моей связать, не покаешься, до конца жизни беречь тебя буду, ни словом, ни делом не обижу. Вместе мы с тобой детей вырастим, еще и внуков нянчить будем, — предложил он в завершение разговора.
— Не знаю, что и сказать, — ответила она. — Я пока не думала о замужестве, мне детей поднимать надо.
— Так и я о том же, — поддержал ее гость. — Вместе будем, вдвоем-то оно легче!
Долго не спала в эту ночь Татьяна, вспоминая слова Виталия. Разные мысли роились в голове. Решила она посоветоваться со старшей сестрой Валентиной.
— Ой, Танюша, не рано ли ты замуж собралась? — всплеснула руками она. — Погоди, голубушка, пройдет время, все встанет на свои места. Надо это пережить. Виталий Николаевич мужик неплохой, да ведь у него тоже дети, а с чужими детьми наплачешься. Правда, другие предложения тебе вряд ли будут: кто ж с тремя-то детьми возьмет? Но и одной оставаться не дело, молодая ты еще.
После этого разговора с сестрой Татьяна стала избегать встреч с Виталием, а когда встречались, опускала глаза. Стеснялась его, и он это понял, только не знал, какое решение она приняла.
— Вижу я, сторонишься меня, Татьяна Михайловна, — начал он, случайно встретив ее. — Если отказать мне решила, так и скажи прямо. Чего же от меня прятаться?
— Не знаю, что и сказать, Виталий Николаевич, — замялась она.
— Если не решила еще, так я подожду, — он слегка коснулся ее руки.
Женщина не отстранилась.
— Ждать нам с тобой нечего: сколько не жди, не вернутся наши, — сквозь слезы проронила она. — Жизнь нам надо устраивать ради детей, а не для себя, — она немного помолчала. — Не знаю, получится ли у нас семья, — добавила после небольшой паузы.
— А отчего же не получится? Как захотим, так и будет! — радостно ответил он.
Большая семья
Как решили, так и сделали. Непросто обоим было. Семья получилась большая, дети не сразу отозвались на такие изменения, хотя хорошо знали друг друга, учились вместе. Татьяна приняла детей Виталия, как своих, окружила теплом и вниманием. Теперь не трое, а шестеро у нее их стало!
В селе это событие обсуждали, высказывая разные мнения, а потом как-то смирились, и разговоры стихли.
Вскоре Алексей — старший сын Виталия — отправился в армию, обе дочери — Анна и Надежда — уехали в город учиться в медицинское училище. В доме остались Андрей и Оля с Ирой.
— Тасечка, надо нам теплый пристрой к дому делать, — однажды за ужином сказал Виталий. — Вернется Алешка, женится, пусть молодые живут в моем доме. Девчонки, выйдя замуж, уйдут к мужьям, а для Андрея должно быть место в собственном доме, как ты думаешь?
Татьяна видела, как старается Виталий, руки у него золотые: крышу обновил, забор поправил — все дела сходу видел, уж так хотел порадовать свою Тасечку. Она тоже в долгу не осталась и однажды сообщила ему новость...
Виталий удивился и обрадовался одновременно.
— Как? — спросил он. — Это правда? Значит, не зря я пристрой задумал делать? Как знал, что семья наша вот-вот увеличится, — радости Виталия не было предела. — Тасечка, надо бы нам с тобой расписаться, коль ребеночек будет общий, узаконить наши отношения.
Да я не против, — улыбнулась Татьяна.
Расписали их в сельсовете и, как полагается, мужем и женой объявили.
Прошло совсем немного времени, и старшая дочь Анна вышла замуж. Поначалу Татьяна не хотела ее выдавать, считала, что рано еще: только-только восемнадцать исполнилось, да и учиться долго. Но когда узнала, что та беременная, согласилась без всяких разговоров. Не ругала, не упрекала, поженили молодых, и все тут.
Надо же такому случиться: в один и тот же день стала Татьяна матерью и бабушкой! Родился у них с Виталием сын Владик, у Анны с Антоном — дочь Люба. Вот оно как бывает!
* * *
В семье Лавреневых все хорошо! Старшие дети обрели свои семьи и радуют родителей внуками. Все живут в добре и радости, любви да согласии!
Эльвира Гусева
Дорогие друзья, это статья из газеты Осенний возраст (Подписной индекс П7031). Нажмите почитать.
Понравилась статья? Поделитесь
Узнать первым о новых статьях, в разделе О личном
КОММЕНТИРОВАТЬ
Другие статьи
Предвесенье
Дождались. Наконец-то! Масленица пожаловала. Прощай, зимушка, прощай, седовласая! Довольно тебе куролесить, пора и честь знать. Не хмурься, глупая, смирись — весне дорогу дай. Нынче какой-то нервной выдалась ты: то на север теплынь нагонишь, то юг заморозишь вдруг... Что же ты сама себе наперекор всех прогнозов и традиций супротив? А вот мне помнятся совсем другие зимы…
ПРОСТИ, СЕСТРА!
Натка-мармеладка
Председатель совета отряда, пионерка и отличница, Наташенька всегда была на виду и на прекрасном счету в школе: умница и аккуратистка, организатор всех мыслимых мероприятий. Мама с папой и младшим братом, конечно, тоже очень любили Нату, и как-то негласно все в их доме крутилось вокруг старшей дочери. То надо купить Наташке новое пальто, то справить фирменные фигурные коньки, надо отдать в музыкальную школу, надо приобрести пианино, надо, надо, ей все надо…
Вернуться назад
Наверх