Укажите город, в котором
Вы собираетесь оформлять подписку
Обработка...
Написать администратору сайта
Почтальон.рус
Издания

Warning: usort() expects parameter 2 to be a valid callback, function 'cmp' not found or invalid function name in /home/a0154213/domains/xn--80awgbccw3byc.xn--p1acf/public_html/tpl/path_header_2.tpl.php on line 999
Вход
Регистрация
Свернуть
Войдите по e-mail
Войти через социальные сети
или
Забыли пароль?
Наверх
О личном / Сама себя наказала

Сама себя наказала

Статья опубликована в газете Для милых дам (Подписной индекс П5851).
О личном Опубликовано: 21.08.2017 288 5
О том, что, прежде чем совершить серьезный жизненный шаг, нужно хорошенько подумать, знают все. Вот только так поступать и сейчас не торопятся, и раньше не особо спешили. Ну и получалось, как в этой истории...
Подписной индекс
П5851
С детства я постоянно слышала это слово — «партком», и в моем сознании оно означало нечто могущественное и всесильное. Оно тогда решало в жизни почти все: не было мира в семье — шли в партком, обидели на работе или устраивали там травлю — обращались туда же. И знали, что пострадавшего защитят, а виновного накажут.

Даже если муж любовницу заводил и, чего доброго, уйти из семьи замысливал, то не к гадалкам-ворожеям за приворотом обращались, как сейчас, а к парторгу, для «проработки». Неизвестно, какие там ему начитывал «заговоры», но провинившийся гулена понуро, с поджатым хвостом, возвращался в семью. Хотя бывало, что и не возвращался, но тогда становился натуральным изгоем общества, и не было ему счастья ни в личной, ни в общественной жизни. По крайне мере, все дороги для карьерного роста ему были перекрыты.

Дело в том, что партийный билет в советское время был своеобразным пропуском в земной «рай», потому что только коммунисты занимали тогда приличные должности, избирались в руководители всевозможных общественных организаций и комитетов и управляли общественной, а то и личной жизнью граждан страны. Стоит ли говорить о том, что многие амбициозные молодые люди подавали заявления в партию, только принимали не всех подряд...

Мой папа был коммунистом, долгое время избирался секретарем партийного комитета на предприятии, и я с юных лет хорошо разбиралась в этой «кухне». К нам иногда даже домой прибегали в поисках защиты или совета, и все происходило на моих глазах. Разумеется, если бы мы жили в большом городе, такого бы не было — партийная дисциплина, субординация не позволили бы, но в нашем рабочем поселке все друг друга знали и все эти моменты были чисто условными. Да и какая разница, был ли это кабинет или кухня секретаря парткома, если у человека душа горела и нужно было побыстрее выплеснуть эмоции? Было всякое, и одну из таких историй я вам сейчас и расскажу...

Слабохарактерный Иван
Ксюша с Иваном жили уже десять лет, воспитывали двух дочурок, получили от завода небольшую двухкомнатную квартиру. И все бы ничего, да Иван отличался особенной слабохарактерностью: поддавался на чужие уговоры выпить, ни в чем не мог отказать людям вообще. Как говорится, за компанию был готов повеситься.

— Вот ты бы дома был таким добреньким и безотказным! И реагировал на мои просьбы не пить! — часто ругала его жена после очередного запоя. — Ишь, он у нас «компанейский»! А сегодня, когда тебе плохо, где твоя компания? Вон картошку копать давно пора, а помощников нет. Где они, твои дружки-собутыльники? Чего не помогут?..

Иван опускал голову и помалкивал. Ксюша была права, только это он понимал сегодня... А вчера ему было море по колено: и жена, и дети, и даже картошка, которую он так любил и не мог себе позволить остаться без урожая. Но все это тогда отошло на задний план…

Потом он традиционно клялся-божился, что это было в последний раз и что даже следующие аванс и зарплату он все до копеечки принесет домой. Только Ксюша, наученная горьким опытом, не очень-то верила в эти слова.
На заводе пришло время очередного аванса, и Иван снова не пришел домой вовремя...

Терпение лопнуло
Поздно вечером к нам в дверь постучали. Даже не постучали, а кто-то буквально забарабанил не переставая. Мама вскочила и, спросонья натыкаясь на мебель, помчалась открывать. Подумали, случилось что-то страшное, если так громыхали. Брат испуганно натянул одеяло на голову, а я высунулась в коридор вслед за мамой.

Там уже стояла тетя Ксюша и, размахивая руками, громко кричала:
— Где партком?! Куда он смотрит?! Зови мужа, пускай он разбирается с моим пьяницей!..
Мама пыталась ее успокоить, но разбушевавшуюся соседку было уже не унять. Когда из комнаты вышел папа, она бросилась к нему, тыча пальцем себе в свежий синяк под глазом:
— Вы это видели? Мало того, что он пьянствует, так еще и руки распускает! Куда смотрит партком? Эти пьянки власть должна запретить! Не для того мы вас выбирали, чтобы слезами умываться! Партия отвечает за моральный облик ее члена, потому что он позорит звание коммуниста! Вы должны…

Папа, улучив момент, чуть встряхнул ее за плечо:
— Ксюша, как тебе не стыдно? Ворвалась ночью в дом, шумишь, детей разбудила... Ты приходи завтра с утра в партком, там побеседуем спокойно, напишешь заявление, если захочешь... Обещаю тебе, что на твой сигнал мы обязательно отреагируем в законном порядке. Будь спокойна! Без наказания твой муж не останется, раз ты этого так хочешь.

Успокаивая тетю Ксюшу, папа стал подталкивать ее к входной двери. Она закивала согласно, пошла, но вдруг остановилась.
— Вот! — отдала папе смятый листок. — Уже написала! Это заявление в партком с просьбой разобраться с моим мужем и наказать его по всей строгости как недостойного члена партии!
Папа замялся. Попытался переубедить:
— Ксения, давай все же встретимся завтра. Говорят, утро вечера мудренее. Поспишь, отдохнешь, обо всем хорошо подумаешь, а утром приходи. Разберемся!

— Нет! Парторг, тебе партия дала право воспитывать несознательных членов общества! И мы доверяем. Семья — это ячейка…
— Так, все! Иди домой, Ксения! — перебил ее отец и посоветовал: — А заявление свое забери. Сегодня я его не видел! Еще раз предлагаю — давай утром поговорим, на свежую голову...
— А я и сегодня не пьяная, в отличие от мужа! Вот им — пьяницей и дебоширом — вы и занимайтесь! Я все там написала... — Она снова сунула папе исписанный с двух сторон листок (видно, много накопилось обид и эмоций), после чего ушла не прощаясь.

Родители меня заметили и быстренько спровадили в спальню. Только какой это был сон? Я слышала, как папа ходил по кухне и возмущался:
— Вот ведь дура баба! Сегодня ее прижало, написала заявление! А завтра, когда ее Ивана пропесочат на собрании и лишат премии, будет бегать и просить вернуть деньги в семью. И парень-то он неплохой, исполнительный и ответственный. Ему даже должность начальника котельной маячит, зарплата там побольше, перспективы... Так нет, все ему Ксюха испортит этим заявлением!
Мама что-то поддакивала... Успокоились они лишь под утро.

И кому стало хуже?
Прошло несколько дней. Я уже и думать забыла о ночном визите соседки, как вдруг она пришла снова. Теперь уже к маме:
— Сергеевна, поговори со своим... Может, что-то можно исправить?
— А что случилось? — не поняла мама.
Ксюша расплакалась:
— Вот я дура-то! Сама все мужу испортила — и себя, и семью наказала! А твой-то был прав, когда не хотел брать это проклятое заявление. Сгоряча же я его написала, от обиды... Ваньку дружки-товарищи научили, как жену «успокоить». Вот он впервые и поднял на меня руку по пьяни, когда ругаться начала за то, что аванс пропил. Утром извинялся, на коленях ползал, но я заявление не забрала и на беседу, чтобы помириться, в партком с ним не пошла. А вчера его дело рассматривали… коллективом!

Она громко зарыдала:
— В общем, объявили строгий выговор... с занесением в личную карточку. Премии лишили и тринадцатой зарплаты... А еще место начальника котельной, что ему обещали, отдали другому — пацану молоденькому. Это же сколько денег семья потеряла!
Мама как могла успокаивала соседку. Только решение парткома отменить было уже невозможно. На собрании вели протокол, в котором записали все по пунктам. Получился серьезный отчетный документ. Так что тут уж плачь, не плачь...

Впрочем, Ивану еще повезло, потому что при другом раскладе мог он тогда партбилета лишиться, не то что премии с тринадцатой зарплатой. И в этом случае, ему как разжалованному коммунисту суждено было стать в советском обществе человеком без светлого будущего…
Ольга Черных
Дорогие друзья, это статья из газеты Для милых дам (Подписной индекс П5851). Нажмите почитать.
Понравилась статья? Поделитесь
5
Узнать первым о новых статьях, в разделе О личном
КОММЕНТИРОВАТЬ
Другие статьи
В поддержку бумажных СМИ
10 апреля в Малом зале Госдумы участники парламентских слушаний по вопросу «Печатная пресса в России: проблемы и перспективы» рассмотрят варианты изменений в поддержку печатных СМИ.
ПИКИРОВКА ТОМАТА
Вот что означает это слово: «пикировка» — пересадка сеянцев на другое место раньше посадки на постоянное с целью получить растения с большим числом хорошо развитых боковых корней. Пикировка обычно сопровождается обрезанием на одну треть длины главного, стержневого, корня (прищипывание).
Вернуться назад
Наверх