Укажите город, в котором
Вы собираетесь оформлять подписку
Обработка...
Написать администратору сайта
Почтальон.рус
Вход
Регистрация
Свернуть
Войдите по e-mail
Войти через социальные сети
или
Забыли пароль?
Наверх
Это жизнь / Три подружки

Три подружки

Статья опубликована в газете Любви все возрасты покорны (Подписной индекс П6893).
Это жизнь Опубликовано: 06.12.2018 8
На чужом несчастье свое счастье не построишь.
Подписной индекс
П6893
Пасхальные хлопоты
Каждый год перед Пасхой в нашем доме суета. Во-первых, приезжает много родственников и знакомых, чтоб посетить тех, кто покоится на кладбище в Березовке. Хоть бабушка и ворчит, что лучше б они на Радоницу приезжали по-божески в этот день навещать усопших, а все равно гостям рада. Во-вторых, бабушка печет кулич. Никому она не доверяет ни тесто ставить, ни выпекать сам кулич.
Правда, красить яйца, украшать их узорчатой пленкой — это наша с мамой и сестрой Милой работа. И, наконец, в Пасху мы не сидим за уроками: они приготовлены заранее.
У бабули больные ноги, но в этот предпасхальный день мы не услышали от нее ни одного оха. Все выяснилось после обеда. Обращаясь к папе, бабушка спросила:
— Арсюш, ты меня на своем драндулете подбросишь часикам к пяти вечера до Хмелевки?
— Мама, а зачем вам туда?
— Хочу на пасхальную службу. Отстою Всенощную, кулич освящу, яйца. Я ж говела. Заодно посмотрю, как церковь отреставрировали.
Мы с Милой раскрыли рты от удивления. На службу бабуля собирается?! Нам ни словечка, ни намека! Тут и мы голос подали:
— Ба, а что это ты нас не берешь?
— Девки вы бойкие, не натворили бы чего в храме, а мне не за вами там смотреть, а помолиться хочется, может, в последний раз!
— А как плохо тебе станет? Кто рядом будет, кто поможет? И не хулиганки мы, понимаем, где находиться будем!
Отец вступился:
— Мать, возьми и впрямь девочек. Нам запрещали в их возрасте посещать церковь, пионеры же были, так пусть с тобой приобщаются.
— Ладно, уговорили!
Где-то с полчаса бабуля нас инструктировала, как вести себя в храме. Потом, придирчиво осмотрев наш гардероб, нашла, что нам одеть.
— Нам в джинсах удобнее!
— Э, нет! Никаких штанов! Вы не на танцы идете, а в церковь, тем более со мною! И головы покрыть платками! Татьяна, выдай дочерям по платку!
И вот мы в храме. Осмотрели все и всех. Народу! Не буду описывать службу, лишь скажу, что от молитв, песнопения и прочих церковных изъявлений мороз по коже! Уже готовились к выносу плащаницы, и вдруг тишину прорезал нечеловеческий вопль. Народ чуть расступился, и мы с Милой увидели женщину. Она сорвала плат с головы, ее волосы разметались, изо рта шла пена. Катаясь по земле, она вопила, выла, рвала на себе одежду. Слов ее мы не понимали, но зрелище было еще то! Ужас!
— Ба, что это?
— Крикуха! Я дома поясню! Не смотрите на нее! На таких, как эта женщина, служба в церкви так влияет. Господи! Облегчи ее страдания! Пошли душе ее покой и благодать!
Дома бабуля нам с Милой поведала такую историю.
Один на троих
— Случилось это еще в те времена, когда я была такой же по возрасту, как вы. Жили в нашей Хмелевке три подруги: Зоя, Катя и Ксения. Красивые девчата были! И в колхозе работницы не последние. А уж сколько ягод, грибов да орехов нанашивали — не счесть! И все три певуньи были. Бывало, частушками так и сыпали под гармонь, страдания слезу выдавливали у тех, кто слышал это. Только петь девушки перестали, когда Федора-гармониста в армию на три года забрали. Без гармошки да девичьих песен осиротела деревня. Бывало, вечером старики на завалинках сидят или у раскрытых окон и рассуждают:
— Во, это Наташка Силина выдала! У нее голос с хрипотцой!
— Дед, слышишь, наша внучка Лушенька выводит. Так и не научилась правильно «р» выговаривать!
— Тише, старая! Троица вступила! Эх, голоса у девчат колокольцами звенят! Кому достанутся девки?
Ни у одной из трех не было жениха. Многие ребята увивались за ними, а любимым никто не стал. И надо же быть такому, что в Березовку вернулся со службы на флоте Прохор Ветлин, тоже гармонист. А как известно, двум гармошкам в одном селе тесно. Вот и пошел как-то Проша в гости к дядьке в Хмелевку, гармонь с собой захватил. На вечерках и порадовал девчат игрою.
Никто из Хмелевки не заснул в тот вечер, все слушали песенниц. С той поры Прохор и зачастил в Хмелевку. Хороши здесь девчата, а Зоя, Катя и Ксюша — лучше всех. Долго не мог парень понять, кому отдать предпочтение. То одну проводит до дому, то другую или третью. И девушкам всем трем сразу он понравился…
Как-то Зоя с Катей на покосы выехали, а Ксюша немного приболела и дома осталась. Вечером-то, несмотря на болезнь, и прогуляла с Прошей почти до рассвета. То же на второй день, на третий… Вернулись Зоя с Катей, а Ксения им:
— Мой Прохор теперь, обещал по осени свататься, так что, подруги, не обессудьте!
— Видишь, Кать, обошла нас Ксюха! Потому и дома осталась, чтоб Прошку заполучить!
— Не говори, Зойка, мы в дурах остались! Ну, до осени времени много, все переиграть можно!
Вот и стали Зоя с Катей к парню ластиться. Обидно Ксении все это видеть, она и скажи подругам:
— Меж собой все равно вы Прошку не поделите. Так оставьте его мне! Люблю я его!
— Мы тоже любим!
— Ведь если он одной из вас достанется, мы вам с другою мешать будем! По-хорошему, как подруг прошу его только мне оставить! Не хотела выдавать тайну, да придется: тяжела я от него!
А Зоя с Катей уперлись как бараны. И Прохор хорош: есть невеста, а он других тискает. В общем, перестал с Ксенией общаться и о свадьбе — ни слова! Что ей делать? Это сейчас без мужей рожают и таковое не считается позором, а тогда… Нашлась бабка, вытравила ребеночка, но что-то не так пошло. Стала Ксюша чахнуть и из красы-девицы неизвестно во что превратилась.
Не сделаешь зла — не получишь врага
Мать ее, дочь жалея, на грех пошла. Это на хорошее бабка-колдунья не идет, а на плохое…
Как и что было — лишь остается догадываться. Только как служба в церкви начинается, Зойка с Катькой утробными голосами орут.
Одна: «Мяса! Мяса мне! Дай, дай, гадина! Все сожрала? Мне дай мяса!»
Другая: «Накося выкуси! Яички выпила? Дай одно! Дай, не жадничай! Мне дай!»
А потом такими страшными словами кроют друг друга! Упадут, пена из рта, вот как у той в церкви! Бьются о землю, дергаются… Ох, страшно! Матери их в слезах! Поняли, отчего все, пришли просить Ксению простить их дочерей, да поздно было. Умерла девушка ночью.
Посочувствовали женщины всем трем матерям, кто-то посоветовал к батюшке в церковь сходить. Вычитывает батюшка крикунов, а страсти не прекращаются. Лишь на последнем 12 вычите чуть приутихли девки. Катя и говорит нормальным голосом:
— Устала я, Господи! Каюсь в грехе своем! Сама счастья не добыла и подругам не дала! Возьми, Господи, душу мою грешную! Как жить мне с таким? Прости меня, Отец Наш Небесный, и ты, Ксюша! Люди, каюсь я! Простите и вы!
И тут изо рта паучок у нее вылез.
— Ох! — сказала она и сознание потеряла. А паучка батюшка крестом задавил. Верещал этот паучишко не по-паучьи. Святой водой умыли Катю, в чувство привели. Больше у нее не было приступов.
— А жива она, бабушка?
— Сейчас, конечно, нет. А тогда в монастырь девка ушла. Через много лет приезжала, на могилке у Ксюши опять прощения просить.
— А Зоя?
— Она после Ксюши через три года умерла в страшных муках. Видишь, у Кати крикун вышел, она от души покаялась, у Господа, у Ксюши, у людей прощения попросила, а Зоя…
Каждому Бог воздает по заслугам и грехи прощает по мере покаяния. Вот и получается, что не сделаешь зла — не получишь врага.
Тамара Корпусева
От редактора: Дорогие мои! Из любой ситуации всегда есть выход. Все люди попадают в нашу жизнь не просто так. Одни приносят счастье, а другие — опыт и закаленный характер. Подло, конечно, поступил парень, но если бы оставила девушка ребенка, то и сама была бы жива, и сохранила бы ангельскую душу. А все разговоры и злые языки со временем поутихли бы, ведь на каждый роток не накинешь платок, поговорили бы, да и отстали. А жизнь уже не вернуть.
Дорогие друзья, это статья из газеты Любви все возрасты покорны (Подписной индекс П6893). Нажмите почитать.
Понравилась статья? Поделитесь
Узнать первым о новых статьях, в разделе Это жизнь
КОММЕНТИРОВАТЬ
Другие статьи
«Стыдный» вопрос не стыдно обсудить
Что такое стыд, знает каждый из нас. Это неприятное ощущение, вызывающее внутренний дисбаланс. Оно может быть настолько сильным, что надолго выбивает из колеи, препятствуя нормальной деятельности. Каким образом его искоренить? Как правильно к нему относиться? Ответы на все эти вопросы дают специалисты.
Цветики — семицветики.
Двадцать лет не было у Сереги с Марьей детей. Уж по каким только врачам они с женой не ходили. А сколько разных медицинский средств Марья перепила, вспомнить страшно. И тут на тебе — цветочки помогли!
Вернуться назад
Наверх