Укажите город, в котором
Вы собираетесь оформлять подписку
Обработка...
Написать администратору сайта
Почтальон.рус
Издания

Warning: usort() expects parameter 2 to be a valid callback, function 'cmp' not found or invalid function name in /home/a0154213/domains/xn--80awgbccw3byc.xn--p1acf/public_html/tpl/path_header_2.tpl.php on line 999
Вход
Регистрация
Свернуть
Войдите по e-mail
Войти через социальные сети
или
Забыли пароль?
Наверх
О любви / Вот такая она, любовь

Вот такая она, любовь

О любви Опубликовано: 17.10.2019 488
Настойчивый звонок в дверь выдернул меня из тревожных объятий сна, в котором я забылась уже под утро. На улице было темно. «Сколько времени? — подумала я с раздражением. — И кто это приперся ночью?» Звонок не унимался, и я поспешила к входной двери как была, в одной ночной рубашке.
Заходи уж...
Наблюдение в дверной глазок не дало никаких результатов. В неярком свете лампочки на площадке была видна человеческая фигура, но определить, кто это, было невозможно.
— Кто там? — задала я риторический вопрос.
— Танька, открывай, это я, Лариса.
— Ларка?! Ты чего по ночам бродишь? — пробурчала я, но дверь все же открыла.
В коридор вошла, нет не вошла, а ввалилась моя подруга Лариска. В халате и какой-то бесформенной кофте, с большой хозяйственной сумкой и в домашних тапочках. Длинные каштановые волосы в полном беспорядке падали ей на лицо.
— Тань, я побуду у тебя немного, — прохныкала она и виновато посмотрела на меня.
— Заходи уж, — сказала я со вздохом. — Только тапочки смени. Твои грязные.
Накинув халат, я пошла на кухню варить кофе. Часы на стене показывали половину пятого утра, значит, поспать удалось каких-то два часа.
Кто тебя так разукрасил?
Пока я одевалась, Лариса успела собрать волосы в хвост и умыться. Вот тогда-то и стали видны все причины столь раннего визита.
Левая щека у Ларисы распухла и покраснела так, будто ее покусал целый рой пчел. Под глазом расцветал всеми оттенками фиолетового огромный синяк, а сам глаз превратился в тонкую щель.
— Мама дорогая! Надо срочно приложить лед. — Я бросилась к холодильнику. — Кто это так тебя разукрасил?
— Кто?.. Известно кто. Муж, Валерка. — И тут она зарыдала.
— Не плачь, а то совсем ослепнешь. Вон один глаз уже закрылся. Будешь плакать, и второй закроется. На вот, возьми холодный компресс, приложи к щеке. — Я подала ей завернутый в чистое полотенце лед.
— И за что он тебя ударил? — поинтересовалась я. — Он же обычно спокойный как удав.
— Из ревности, — всхлипывала подруга. — Говорит, что я совсем совесть потеряла и мужиков домой вожу.
— Что, прям так и водишь? При детях?
— Нету их.
— Как нету?
— Близнецы в летнем спортивном лагере, а Светланка на неделю с подругами на море укатила.
— И ты ее отпустила? — удивилась я.
— Ты чего? — Лариска даже плакать перестала. — Ей же 23 года в марте исполнилось. Я ей теперь не указ.
— Так ты предаешься разврату, пока детей дома нет?— попыталась пошутить я.
— Злая ты, — снова разрыдалась Лариска, — не жалко тебе меня.
— Ну не плачь. Прости меня. Прости, слышишь? Я так больше не буду говорить. Рассказывай, что там у вас произошло.
Торжество разума
Подруга громко высморкалась, вытерла слезы бумажной салфеткой и на несколько секунд замолчала, собираясь с мыслями.
— Даже не знаю, как и сказать. В настольной лампе у меня лампочка перегорела. Стала я ее выкручивать, и цоколь в патроне остался, а стекло раскололось. Хорошо, что руки не порезала. Попросила я Валерку лампочку мне заменить, а он посмотрел и сказал, что там только патрон менять надо, по-другому ничего не получится. Так и стояла моя лампа без лампочки.
— Да, начало истории многообещающее. И каким боком это к твоему синяку относится? — поинтересовалась я.
— Ты дослушай сначала, — снова обиделась Лариса. — Все дело в том, что лампа настольная мне очень нужна, я возле нее каждый вечер вышиваю. Без света мне никак нельзя. А этот гад, Валерка, и в ус не дует, чтобы ее починить. В пятницу уехал с друзьями на рыбалку на два дня с ночевкой, и хоть трава не расти. Я решила сама ее отремонтировать. В интернете нашла способ, как выкрутить цоколь от лампочки с помощью сырой картошки. И у меня все получилось! Представляешь? Я просила Валерку, просила, а сама справилась за одну минуту.
В этот момент подругу стало не узнать. Все ее существо выражало торжество победившего разума над безграмотностью и тьмой.
Не плачь, подруга!
— И в чем же проблема? — не унималась я.
— Приехал мой муж с рыбалки. Сначала все было нормально. Вечером он футбол свой стал по телеку смотреть, а я включила лампу и за вышивку принялась. Когда матч закончился, Валерка спать собрался, тут он лампу и увидел. Как разорался: кто, говорит, к тебе приходил, кто лампу из патрона выкрутил? Я ему честно ответила, что лампу выкрутила сама. Но он не поверил мне, только еще больше разозлился. Кричал, что у меня руки не из того места растут, чтобы самой отремонтировать. Что за 25 лет совместной жизни ни разу я ничего не чинила, а тут, как только он на рыбалку уехал, во мне сразу же проснулись всякие таланты. Признавайся, говорит, как его зовут. «Кого?» — спрашиваю. «Того, кто без меня в гости к тебе ходит и на моей кровати спит».
Тут Лариса опять расплакалась. Я подождала, пока она успокоится, и, когда всхлипывания стихли, пододвинула к ней чашку со свежим горячим кофе.
— Так, слово за слово, разругались мы вдребезги, — продолжила она свой рассказ. — Дошло до того, что он меня попрекать начал тем, что 15 лет я не работала, с того времени, как Светланку родила, и пока близнецы в школу не пошли. Тут я не сдержалась и все ему высказала, что на душе за годы нагорело. И про друзей его, и про рыбалку, и про походы в баню, и про маму, и про начальницу Ольгу Андреевну... Тут он меня и ударил. — Лариса вновь залилась слезами. — Представляешь, 25 лет мы с ним женаты. Я думала, он родной человек, а он, он... Я испугалась, что он меня прибьет, сумку да кофту схватила и убежала. Сначала шла куда глаза глядят, да страшновато, ночь на дворе. Потом поостыла, вспомнила, что до тебя тут всего полчаса ходьбы, вот и пришла.
— Ну не плачь, подруга, не плачь, а то я сейчас с тобой заплачу, — сказала я и похлопала Ларису по плечу. — Давай-ка я тебе валерьяночки накапаю?
— Не надо валерьяночки, я скоро сама успокоюсь.
Стрелки на часах приближались к шести, и надо было собираться на работу.
— Лариса, а ты на работу пойдешь?
— Куда мне на работу, с таким-то лицом. Позвоню начальнице, попрошу неделю в счет отпуска. А сама пока у тебя побуду. Можно?
— Можно. Я тебе на диванчике постелю. Ложись и поспи.
Давайте миритесь
В середине рабочего дня мне позвонили с неизвестного номера.
— Таня, здравствуй. Это я, Валера.
— Чего тебе надо? — недовольно проворчала я.
— Тань, скажи, Лариса у тебя?
— А у кого ж ей еще быть? Ты же знаешь, она сирота, а из подруг одна я в этом городе осталась. Или ты думаешь, что она у того мастера, что за твоей спиной лампочки в светильниках меняет?
— Да не думаю я ничего. Вчера погорячился, а когда Лариска ушла, я в ее компьютере полазил. Там вся история — сайты по рукоделию да по кулинарии. Ну и… форум «Сделай сам». Там я и нашел все про картошку, как она и говорила. Тань, ты поговори с Ларисой. Я помириться хочу, прощения попросить.
— Ты хочешь, ты и проси прощения. Я тут при чем?
— Так мобильник ее дома остался, я ей дозвониться не могу.
— Ох уж этот век техники. Просто купи букет побольше и езжай ко мне домой. Миритесь там, пока я с работы не вернулась.
— Вот спасибо тебе, Танюха, — обрадовался Валерка. — Прямо сейчас и побегу.
Когда вечером я вернулась с работы, Лариса с Валеркой уже ушли домой, вполне оправдывая пословицу, гласящую, что муж и жена одна сатана. А в холодильнике я обнаружила тортик и записку с благодарностью от подружки и ее мужа.
Вечером я сидела в уютном кресле и, угощаясь тортиком, слушала Ларискин рассказ о том, как муж перед ней извинялся и как она его великодушно простила.
— Понимаешь, он же меня любит, да и я его люблю, — тарахтела Ларка.
«Вот такая она, любовь», — подумала я и легла спать пораньше, с твердой уверенностью, что теперь все будет хорошо.
Ирина Алейникова
Понравилась статья? Поделитесь
Узнать первым о новых статьях, в разделе О любви
КОММЕНТИРОВАТЬ
Другие статьи
Что ни случается — все к лучшему
Предательство и измена мужа — это ужасно. А может... не совсем? Вдруг это толчок к новой жизни, в которой будет все намного лучше?..
Дед Митяй и сено
Дед Митяй и бабка Марья Звонаревы среди немногих на селе держали корову. Собственно говоря, держала бабка. Она провожала ее в стадо, встречала, доила, кормила, в хлеву убирала, водила к ветеринару. А дед только сено заготавливал.
Вернуться назад
Наверх