Укажите город, в котором
Вы собираетесь оформлять подписку
Обработка...
Написать администратору сайта
Почтальон.рус
Вход
Регистрация
Свернуть
Войдите по e-mail
Войти через социальные сети
или
Забыли пароль?
Наверх
О любви / Заря моя вечерняя, любовь неугасимая…

Заря моя вечерняя, любовь неугасимая…

Статья опубликована в газете С песней по жизни (Подписной индекс П2400).
О любви Опубликовано: 15.05.2019 11
Недавно подруга спросила меня: «Почему люди, как голуби, не могут хранить верность своей паре?» Я не знала, что ей ответить, просто рассказала историю Тани...
Подписной индекс
П2400
И нельзя без нее…
Она, потеряв мужа, пребывала в страшной депрессии. Родные всерьез опасались за ее психическое состояние. А сегодня у нее температура. Таня взяла больничный. Можно просто лечь, зарыться в теплый плед с головой… и не быть, забыться хоть на какое-то время… Таня приняла таблетки и, когда стало немножко полегче, задремала.
На край кровати тихонько присел дедушка Иван. Его не стало, когда Таня еще не ходила в школу, поэтому она помнила только его аккуратную, похожую на белый клочок, бородку. А тут впервые разглядела и голубые глаза деда, и ямочку на подбородке, и красные прожилочки на большом крючковатом носу.
Дедушка взял Таню за руку. Рука была теплая и мягкая. Он долго-долго смотрел на внучку, а она боялась открыть глаза и подсматривала за дедом сквозь пушистые ресницы. Казалось, что в этой руке, в этих голубых, будто выцветших от времени, глазах — вся ее жизнь, все беды и печали. Казалось, что дедушка один чувствует, как исстрадалась Танина душа, как истосковалось по мужской ласке ее тело...
Таня подумала: «Что делать? Открыть дедушке свою тайну, рассказать, какое она испытывает блаженное состояние, когда по ночам неожиданно к ней приходит погибший муж и ласкает ее до изнеможения, а потом так же внезапно исчезает. Или не стоит? Поймет он ее или осудит?» Но муж, ее неземная любовь, каждую ночь мчится к ней, чтобы забрать вот-вот с собой… Жжет Таню эта любовь. И нельзя без нее, а с ней — страшно...
Дедушка, будто уловив движение ее смятенной души, вдруг сказал: «Знаю, все твои печали знаю… Ты выслушай меня, Танюша, и услышь». Его речь текла плавно и просто. Волны боли и страха отступали… «Мы с твоей бабушкой, как два голубя, свою семью один раз и на всю жизнь создавали, — говорил дед. — Гнездо вили прочное, на годы. И птенцов в этом гнезде на крыло ставили… И верны друг другу были. Мечтали в один день умереть, потому что жизни друг без друга не представляли. А отчего, думаешь, так? Не знаешь? Расскажу, торопиться нам с тобой некуда.
А берега-то разные…
Раньше девушки кто на чем гадали. Вот моя Катерина, на Святую Троицу это было, нагадала на голубях себе верного суженого, меня то есть. Но подвело гадание... Сгубили мою голубку. С работы парком шла одна — я в командировке был, встретить в тот вечер не мог. А нелюди эти будто того и ждали… Надругались над ней, а потом убили. Как я все это пережил, не знаю. Наверное, силы еще были — чуть-чуть за пятьдесят перевалило. Плохо мне было одному, сказать страшно. Все выходные около нее на кладбище проводил.
Товарищи мои, видя, что со мной неладное творится, позвали меня как-то в деревню, на выходные с сенокосом помочь. Согласился я без всякой задней мысли. Поселили в старый дом одного, будто нарочно. Да так все и задумано было, просто я об этой задумке не догадывался.
На покос вышли — красота! Луга за рекой — глазом не окинуть, речка рядом, свежо, в лесочке птахи на разные голоса заливаются. В пару ко мне поставили бабенку, молодую еще, голосистую. Взгляд призывный — сразу видно, без мужика истосковалась, сердце простого бабьего счастья просит. Присядем отдохнуть, а она платок на плечи скинет и поет:
И сама я верила, сердцу вопреки —
Мы с тобой два берега у одной реки...
И так от ее песни у меня на душе сладко стало, что забыл я про все на свете. Так в юности бывает, когда счастье и радость рядом ходят, а ты их ждешь — аж истомишься весь... Помню, вечер был теплый-теплый, дорожки в саду мягкие-мягкие. А мы с ней бродим туда-сюда, туда-сюда, как молодые... Потом решился я… повел ее в мой старый дом. Ох и ночь мы там на сеновале провели! Годы прошли, а не забыл я того безумия, до того сладко мне с ней было.
Поутру моя случайная богиня подала мне кувшин с квасом, а сама убежала корову доить. Лежу я в сладкой истоме, в звуки деревенские вслушиваюсь. Вдруг слышу… сразу-то как-то и не понял, откуда это, а как луч солнечный упал на балку, увидел... Ходит по балке взад-вперед голубка и так жалобно воркует… Меня будто морозом ободрало: да ведь это Катюшина душа прилетела на бесстыдство мое посмотреть. Подхватился я, да и на пароход, никому ничего не сказал. Ругали меня потом мои товарищи, оказывается, хватились, искали.
А бабенка та в город ко мне приезжала, уговаривала жить вместе. Полюбился я ей, старый, с силой-то своей нерастраченной. Чуть не сдался. Но то ли тоска по Катерине меня так истомила, то ли свобода моя оказалась дороже, но понял, что чужая это судьба, не моя. Не поехал я с ней и ей больше приезжать не велел. Вот ведь одна-то у нас река, жизнь человеческая, а берега оказались разные…
Такая вот верность
Проводил я молодку и поехал на кладбище. Перед Катериной покаялся, сказал, что ее одну любить буду до последнего дня. В церковь зашел, со священником поговорил, Катюше за упокой души свечку поставил. И приснилась мне ночью моя голубка… Будто взялись мы за руки и я, как в лучшую пору, пою ей:
Услышь меня, хорошая,
Услышь меня, красивая,
Заря моя вечерняя,
Любовь неугасимая…
Начал я с тех пор в наш парк ходить, голубей кормить. У меня и парочки были присмотрены. Раз увидел, как проходившие мимо меня мужчина с женщиной положили на край тротуара голубя. Машина его, наверное, сбила. Он еще трепыхается, но помочь уже птице нельзя.
Через несколько минут над ним стала кружить голубка с белым хвостиком. Она то к голубю своему, то от него, опасаясь прохожих. Потом вижу, птица перестала обращать внимание на людей и уже не отходит от своего голубочка. Таня, веришь, она клювом на его груди перышки перебирала и не уходила от него. Его уже не было в живых, а она все была и была рядом... Потом дворник убрал голубя, а голубка на другой день на это место снова прилетела… Такая вот верность… Что стало с ней?
К чему это я все, Танюша? Перестань мучиться и страдать, Андрея тревожить. Всякое горе тяжело бывает. Но мужа не вернуть, а тебе надо жить дальше… Послушай меня, старика, твоя судьба еще найдет тебя. Только мой опыт не повторяй, не надо… Я вот любовь свою не смог отпустить. Посмотри на меня — кому лучше от того, что я прожил свои последние годы один, как сыч? Дети далеко, у них своя жизнь. А мог ведь тогда к той бабенке прислониться, отогрел бы живую душу и сам не истлел бы... Верность в сердце хранится, но и жизнь мимо сердца не должна пройти. Поплачь, внучка, поплачь...»
Голос деда Ивана растаял в тиши квартиры. Таня открыла свои полные слез глаза... Провела рукой по краю кровати, нашарила складочку на пледе, будто кто-то на нем и вправду сидел. Вспомнилось, где песню дедову слышала — мама иногда пела. Таня посмотрела в окно. В темном омуте неба качалась одна-единственная звезда, а другая отражалась в большой луже под самыми окнами. Та ли самая? Или другая?
Валентина Гусева, дер. Кладово, Пошехонский р-н, Ярославская обл.
Дорогие друзья, это статья из газеты С песней по жизни (Подписной индекс П2400). Нажмите почитать.
Понравилась статья? Поделитесь
Узнать первым о новых статьях, в разделе О любви
КОММЕНТИРОВАТЬ
Другие статьи
Сосед
Стареющая, хотя еще довольно красивая Наталья даже сама себя считала невезучей. Не задалась ее судьба. Детей почему-то не было. А в сорок восемь лет овдовела... Боясь сойти с ума от одиночества и тоски, продала свою городскую квартиру и вернулась в родительский дом. Не без труда здесь устроилась работать на «скорую помощь», поскольку была опытным фельдшером. Но доработать дали только до пенсии. А без работы… Тоска зеленая! Старые больные родители да возня в огороде. Все переменилось только спустя пару лет, когда в пустом соседском доме появился хозяин…
Курица в соусе из красной смородины
Хочу поделиться быстрым, но оригинальным рецептом приготовления курицы со смородиновым соусом.
Вернуться назад
Наверх