Укажите город, в котором
Вы собираетесь оформлять подписку
Обработка...
Написать администратору сайта
Почтальон.рус
Издания

Warning: usort() expects parameter 2 to be a valid callback, function 'cmp' not found or invalid function name in /home/a0154213/domains/xn--80awgbccw3byc.xn--p1acf/public_html/tpl/path_header_2.tpl.php on line 999
Вход
Регистрация
Свернуть
Войдите по e-mail
Войти через социальные сети
или
Забыли пароль?
Наверх
Это жизнь / За двумя камеями

За двумя камеями

Это жизнь Опубликовано: 03.01.2019 937
1986 год – время перестройки в СССР. Обычный школьный учитель попадает в Ирак, где уже шестой год идет война с Ираном. Во время бомбежек он вынужден спасаться в ванной и надеяться на скорейшее возвращение в родные края. Как судьба привела простого учителя в при фронтовой Багдад? И какую тайну востока откроет для себя мужчина?
Как быть с дисциплиной?
Второй год работал 24-летний Юрий Никитич в школе учителем английского языка. За это время умудрился стать очередным любовником роковой красавицы – учительницы биологии Нонны Андреевны, влюбиться в свою ученицу Сусанну по кличке «Суслик». Но так и не сумел наладить дисциплину в выпускном 10 «А».
Сусанна не выходила из головы, все мысли возвращались к ней. Ребята, почуяв слабинку «Стендапа» (такую кличку он получил с первых же уроков), всеми способами пытались вывести его из себя. Особенно старался Витька Горлов, отец которого исполнял обязанности председателя Горисполкома, наводя страх на всех подчиненных своей требовательностью. Витька чувствовал себя в безопасности. Поэтому прогуливал уроки, дерзил и пел нецензурные куплеты.
Юрий Никитич был человеком порядочным. Попав в такое неудобное положение, он искал выход. Нонна ни в какую не хотела потерять это сокровище – красавчика, на 16 лет моложе ее. О признании Сусанне не могло быть и речи, это откладывалось на будущее. А вот как быть с дисциплиной? Директор с завучем стыдили за мягкотелость, учителя ехидно поджимали губы, а девчонки хихикали и посылали вслед словечки с намеками.
Шел 1986 год – год перестройки. Готовились к полугодовым контрольным работам. Юрий Никитич вошел в класс и сразу понял, что дело плохо. Горлов писал на доске английскими буквами русский нецензурный текст, касающийся Сусанны и Стендапа, и сопровождал это не менее скабрезными комментариями. Потеряв над собой контроль, Юрий Никитич схватил наглеца за шкирку, поволок к выходу и, открыв дверь, с силой выпихнул его вон. Но толчок был настолько силен, что Горлов, пролетев неширокий коридорчик, кубарем покатился по лестнице, оглашая школу неистовыми воплями. Результат был таков: как ни странно, но все осталось на месте, но было много ссадин и ушибов. И какой был скандал!
Юрия Никитича отстранили от работы, Витька зализывал раны дома, папа Горлова грозился смести с лица земли всю школу, а «британца» сгноить в каземате. Но благодаря героическим усилиям всего педколлектива, и особенно Нонны Андреевны, до суда дело не дошло.
В школу пришла новая учительница английского языка, а Юрию надо было искать работу. И он помчался в облвоенкомат, где по контракту надеялся оформить какую-нибудь командировку. Ему сразу повезло. Требовались два переводчика на строительный объект в Ираке. Это было то, что надо. Юра, кроме английского и немецкого, увлекся арабским языком и немного им владел. Жизнь не заканчивалась. Начинался новый этап.
Спецслужбы не спали
Уже через месяц Юрий и напарник-переводчик приземлились в аэропорту Багдада. Ас-саляму алейкум! Пряные ароматы Востока вуалью окутывали все пространство, манили и волновали.
Жесткие рамки, в которые были поставлены все советские специалисты, работавшие при фронтовом Багдаде, не слишком пугали Юрия. В то время президент Ирака Саддам Хусейн был «другом советского народа», и советские люди, так же как и все христиане, были под негласной защитой власти. В храмах частенько служили попы-арабы, а религиозный фанатизм среди мусульман не проявлялся.
В Ираке уже шестой год шла война с Ираном. Обстановка то обострялась, то утихала. Поэтому всем командированным платили надбавку 20 процентов за нахождение в опасной зоне. Иранцы бомбили Багдад ракетами, а жизнь шла своим чередом, так как, к счастью, в нефтехранилища бомбы не попадали. Но в моменты бомбежек приходилось спасаться в ванной, так как она была в центре квартиры и ударная волна не смогла бы сильно разрушить стены. Всех специалистов снабдили противогазами, и многие семьи пришлось отправить на родину. Очевидцы рассказывали, что в моменты боевых действий минные поля рядом с границей буквально были устланы телами «добровольцев».
Первое время Юрий много смотрел телевизор, так как с арабами общаться оказалось сложно. Они вели себя довольно высокомерно и при любой возможности переходили на ломаный английский. Поэтому приходилось общаться в основном со специалистами. Ходить было некуда, о покупках думать было рано.
Иракские службы контролировали все. От них трудно было избавиться. Советские спецслужбы тоже не спали. Нельзя было общаться с иностранцами. В этом случае – увольнение и отзыв, а дома – проверки и слежка. Разрешалось только в составе группы посещать озера Эль-Мильях и Тартар, где организовывалась совместная с болгарами рыбалка и игра в футбол. Недалеко были руины древнего Вавилона, частично реконструированные. Они навевали мысли о вечности и портили настроение. А знаменитая река Тибр была такой грязной и илистой, что не привлекала никого.
Ностальгия по родным березкам
Работа переводчика была нетрудной, но ненормированной. По телевизору вечерами Юрий с удивлением смотрел модное в Ираке пение слепых со струнными инструментами типа украинской кобзы. И постоянно шли египетские «мыльные оперы». В одном из таких фильмов Юра приметил необычное украшение – камею с изображением греческой богини с цветком. Это украшение засело у него в памяти, и он уже строил планы, как при удобном случае купит что-либо подобное на рынке в Багдаде.
Постепенно он узнал еще много о быте и традициях Востока. Рядом с площадью Тархир был большой рынок, где торговали всем, начиная с дешевых контрабандных товаров из Кувейта и до любой валюты. Особенно выгодно было иметь доллары и кувейтские динары. Но покупать что-то было рано, надо было еще и вывести, а контракт закончится в 1989 году.
Примерно через год переводчика начала мучить ностальгия по родным березкам. В Ираке финиковые пальмы – один из символов страны, но они сухие даже на взгляд. И хотя дают хороший урожай плодов, под ними не растет ничего. А ветра пустыни атакуют Багдад песчаными бурями полгода – с апреля по октябрь. Пыльная мука желтого цвета забивает глаза, нос, от этого болит голова, но пыль висит в воздухе, а при ветре набивается в мебель и аппаратуру. Единственное спасение – марлевые мокрые повязки.
К лету 1988 года военные действия утихли, а к 1989 году специалистам разрешили туристические поездки за границу. Правда, опять же в составе групп. Зарплаты контрактникам возросли в несколько раз, деньги были, и можно было позволить себе многое. И тут внезапно Ирак вторгся в Кувейт. Граница была открыта, и все рванули на кувейтские дешевые и богатейшие рынки. В СССР же можно было выехать только с разрешения МИДа, а вывезти товар почти нереально.
Камень вечной верности
У Юрия приближался конец командировки. Он все же решил разыскать приглянувшуюся камею, а также приобрести подарки и сувениры тем, кого любил и кто помог ему в трудной ситуации.
В один из дней коллега-иранец повез его к знакомому армянину-ювелиру, который давно пропитался арабским воздухом и слыл местным. Его мастерская находилась в современном квартале, а внутреннее убранство и расположение восхитили. Пол, выложенный красивым камнем бордового цвета, античные вазы, предметы быта – все говорило о том, что здесь обитает знающий свое дело мастер. На шелковых и бархатных подушечках в двух небольших комнатах были выставлены ювелирные украшения: кулоны, браслеты, броши, шкатулки, серьги.
Но у арабов спешить не принято, а у торговцев тем более. Сначала пьют чай, знакомятся, приглядываются друг к другу, говорят о погоде, здоровье и родственниках. Беседа становится азартной. Продавец хочет знать, что привело к нему покупателя, и только потом бережно извлекает товар, и начинается самое интересное. Он хватает за руки и убеждает, что каждая вещь уникальна, драгоценна и именно то, что вам нужно. Увидев, что покупателю что-то приглянулось, лукаво прищуривается, цокает языком, щелкает пальцами и чуть ли не пускается в пляс: хороший, отличный выбор сделал господин!
Так было и на этот раз. Ювелир Аршак бережно достал плоский овальный камень (гемму) в виде медальона в оправе с вырезанным выпуклым рисунком, где на темном фоне две белых фигуры юноши и девушки поливали куст розы. Да, начал он, это очень древняя камея, а рисунок вырезан на цельном камне сардоникса, который так назван в честь столицы Сардис. Из этого камня в Древней Греции созданы все лучшие камеи. Их ценили наравне с сапфирами. Перстень с вырезанным рисунком носил на руке сам пророк Мухаммед, это была его печать. В арабском мире верят, что этот камень отводит сглаз и зависть, предотвращает ссоры, делает ясными все ощущения и не дает лишний раз растратить силы.
Аршак сладко улыбнулся и продолжал: а для русских это камень вечной верности, семейный. Пишут, что камень этот мужа и жену в любви содержит. А разведенным любовь вернет. И никому их не одолеть! Поэтому камеи такие делают парными. А цена, не так дорого прошу я за эту драгоценность, всего тысячу долларов. Юра, забыв на несколько минут арабский, прикинул, что за эти деньги в СССР можно купить квартиру или дачу. И пошла торговля. Как же без нее?
Дорого просил Аршак и рассказывал все новые предания и байки. Он даже знал, что перстень А. С. Пушкина, в виде полумесяца, где вырезана плывущая ладья с амурами, хранится в его музее на Мойке. А у Наполеона была печать восьмиугольной формы, которую он якобы нашел во время похода в Египет.
Указав на дымчатый топаз, Аршак как бы по большому секрету шепотом поведал, что если этот самоцвет запечь в хлебе, его не отличишь от берилла. Цвет его станет янтарно-прозрачным. Но Юрий вернул ювелира к камеям. И тот сообщил, что неделю назад уже продал одну из них человеку из Таллина. Он с дочкой лет восьми приходил, а на другой день они улетели домой.
Снова торговались. Торговались долго. Еще пили чай, смотрели другие диковинки, но все было дорого. Наконец Юра все же купил камею за 200 долларов, сбив цену в 5 раз.
Удачный обмен
Перед отправкой на родину побывал на центральном рынке и приобрел много недорогих, но эффектных безделушек для знакомых.
И вот, приземлившись в Москве и оформив необходимые документы, взял билет до Таллина. Он уже знал адрес человека, купившего вторую камею. И решил во что бы то ни стало ее выкупить.
В Таллине с недоумением и любопытством выслушали просьбу Юрия. И сказали, что камея подарена 80-летней бабушке, заслуженной артистке. Юрий прикладывал все усилия, убеждая старушку продать камею, но она недоверчиво глядела на молодого мужчину и говорила, что это подарок, его не продают.
Тогда он принялся рассказывать ей все истории, которые знал о других купленных украшениях, и неожиданно бабушку заинтересовал рассказ о камне опале, который помогает при болезнях глаз и более всего подходит людям, родившимся в октябре, и спасает от уныния. Английская королева Виктория очень любила опалы и дарила их всем членам своей семьи.
А нет ли у Юрия с собой украшения с таким камнем, чтоб обменять? Ну конечно! У него была брошь с золотистым опалом, который он вез в качестве сувенира. Она стоила недорого, но бабуля была прямо очарована переливами цвета камня. Тогда Юрий осторожно добавил: а еще этот камень живой. Он реагирует на сухость. И иногда его надо класть в чашку с водой, и тогда он снова оживет. Это был последний аргумент, и бабушка сдалась.
Жизнь только начиналась… Юрий Никитич стал счастливым обладателем двух одинаковых камей, которые непременно принесут ему удачу в любви. Одну он подарит Сусанне, своему милому Суслику. И, согласно восточной легенде, все у них будет прекрасно! Не так ли?
Лора Андреева
Понравилась статья? Поделитесь
Узнать первым о новых статьях, в разделе Это жизнь
КОММЕНТИРОВАТЬ
Другие статьи
Кислотность почвы
Кислотность почвы — это важный фактор, влияющий на урожайность плодоовощных культур, на развитие корневой системы и усвоение питательных вещества. Обидно бывает после приложенных усилий получить урожай «на копейку».
Полезные хитрости
Тонкий вкус салатов
Салаты – это моя любовь, неотъемлемая часть обедов и ужинов! Делюсь своим опытом.
Вернуться назад
Наверх